Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

kant_mortal

О природе сознания и проблеме сознание-тело

Сегодня получил авторские экземпляры своей книги, изданной московским издательством "Флинта". Она уже есть в Лабиринте, появится скоро и в других книжных магазинах. В монографии собраны статьи по философии сознания, но есть две главы, которые нигде не публиковались ранее, в частности глава о Тесте на сознание у искусственных агентов. Спасибо к.ф.н. Елене Косиловой (МГУ) за вступительное слово. Спасибо издательству за внимательную работу над книгой. Вот аннотация книги:


В монографии представлена гипотеза происхождения и функции сознания, разработанная автором на основе исследований в когнитивной психологии и феноменологии. Сознание выделяется как отдельное явление с функциями, отличными от функций других психических явлений. Представляется аргументация выдвинутой гипотезы и дается определение сознания на ее основе, что позволяет сформулировать развитие теста Тьюринга для выявления сознания у искусственных агентов. На основании представляемой гипотезы сознания дается объяснение причины существования проблемы "сознание - тело", а также неразрешимости проблемы свободы воли. В итоге предлагается новый подход к основному гносеологическому вопросу "Что мы можем знать?", который определен автором как "интерактивный конструктивизм".
kant_mortal

Человек Котара

Эссе, опубликованное в свежем номере философского журнала МГУ "Финиковый компот" №13.

Нам кажется, что лучше всего мы знаем самих себя. Но так получается, что нашего «я» даже не существует. Пока мы не проявим волю.

— Так вы считаете, что вы мертвы?
— Нет, мое тело, скорее всего, живо, хотя и кажется мне сгнившим. Оно мне безразлично. Оно не есть я. Мое «я» в этом теле отсутствует.
— Но ведь вы им управляете?
— Да, но я так же могу управлять и машиной, я же не называю ее собой. Это тело мне просто удобно, но я не испытываю привязанности к нему, не считаю эту руку своей. И могу спокойно ее сменить на протез.
— Если я прикоснусь к ней, вы же почувствуете это прикосновение?
— И что тут такого?
— Значит, она ваша.
— Что значит «моя»? Я чувствую только, что это тело испытывает ощущение от прикосновения, но это тело — чувствует, а не я.
— Как вы это переживаете?
— Это ощущение приглушено, удалено от меня. Я как будто смотрю на него со стороны, через мутное стекло, а не переживаю непосредственно сам. Чувство отстраненности сопровождает все эти притупленные ощущения. Я знаю о них, что их переживает мое тело. Но не я сам.
— То есть вы не чувствуете, что они принадлежат вам?
— Да, я знаю, что тело было, по крайней мере раньше, моим. И именно это тело просыпается по утрам там, где я его оставил. Но тело для меня — не более чем скафандр, которым я управляю. Могу не управлять, а перейти в другое тело.
— Вот так запросто?
— Именно. Мое «я» не является телом, поэтому свободно от биологического тела и может перейти, например, в компьютерное. Или в лучистую энергию.
— Давайте не будем уходить так далеко. Все-таки, вы говорите про себя «я». В вашей речи постоянно присутствует это местоимение. Значит, вы себя ощущаете, знаете о том, что это вы, что вы есть?
— Местоимение — не более чем частица речи в привычном обороте. Это не говорит о том, что за этим местоимением что-то стоит. Это привычная схема мышления, она не обязательно что-то обозначает, не обязательно подразумевает под собой что-то существующее.
— И что же, вы хотите сказать, что в вашем случае за ним вообще ничего не стоит?
— За местоимением — ничего. Это — только слово, производимое телом. Но я знаю, что я существую.
— То есть вы все-таки ощущаете себя как «я»?
— Нет, знать и ощущать — это разные понятия, и эта разница важна! Я знаю, что этот разговор ведет тот, кого обычно принято называть «я». Я знаю, что эти ощущения прикосновения и даже зрительные ощущения принадлежат телу. И я могу о них знать, но не переживать их сам. Я наблюдаю за ощущениями тела. Это не переживание, а называние ощущения или чувства. Для меня это — просто абстрактный знак, который я принимаю во внимание, почти никак не переживая его.
— Но вы знаете о своем существовании?
— Смотря что под этим вы подразумеваете.
— Например, вы же помните себя в детстве?
— Да, конечно, но только потому, что того, кого я помню, все называют мной. Я помню это как рассказ обо мне, но ничего не чувствую, когда вижу эти фотографии или вспоминаю истории о том, кого называют мной. Иногда я читаю рассказ о ком-то, и мне кажется, что это тоже могло быть про меня. И испытываю к герою рассказа ровно такое же чувство, как и к герою рассказа о себе. Никакого.
— Но ведь ваши воспоминания о себе отличаются от других рассказов: вы знаете о себе все подробности, в отличие от рассказанного о другом.
— О себе в детстве я тоже не помню всего. И скорее домысливаю воспоминания так же, как придумываю себе подробности рассказа, которых нет в книге. Мной в моих рассказах о себе мог быть кто угодно, кого назвали моим именем и фамилией. Вы же знаете об имплантации памяти, это несложно сделать даже со здоровыми людьми.
— А вспоминая о себе в прошлом, вы ничего не чувствуете?
— Нет, у меня нет того чувства знакомости и привязанности, приятной грусти от восприятия образа себя. Вы считаете, что ваше я — это ваша привязанность к привычным образам и ощущениям, то чувство, что возникает, когда вы их видите или испытываете снова. Когда вы потягиваетесь, возникает очень знакомое ощущение проприоцепции, смешанное с приятным чувством — вы узнаете его как принадлежащее вам, потому что кроме вашего тела ничто его не может породить, в чем вы убеждались тысячу раз за свою жизнь. Вы говорите себе — «это я». А я не говорю, потому что для меня это — ощущение тела.
Collapse )
kant_mortal

Нейропоэт и другие попзвезды

В сети все больше появляется работ по рекуррентным нейросетям, сносно справляющимся с такими задачами как сочинение стихов, генерация музыки и рисование картин (см. программы стилизации). Странно, что автоматизации при помощи нейросетей быстрее поддается как раз то, что казалось самым неподдающейся и чисто человеческим талантом — творчество. А вот научиться тому, что ловко делает любая животинка — двигаться в пространстве и манипулировать предметами — с этим как-то до сих пор плохо.

Но в любом случае миф прошлого века, что мы будем заниматься творчеством, а машины работать за нас («вкалывают роботы, а не человек» (с) Приключения электроника), как то рушится на глазах. Творчеством похоже будут как раз заниматься роботы, а вот мы, чернь, будем вкалывать на него, чтобы послушать его сладкие слуху песни и стихи. Бред? Но нейросеть уже сочиняет что-то не менее абсурдное, чем некоторые поэты. И в итоге наверняка научиться делать это лучше любого человека. Причем в разных стилях и направлениях. И мы не сможем это игнорировать - лучшее будет нам интереснее. Попзвездами совсем не отдаленного будущего будут не люди, а аватары с экрана, за которыми нейропоэт (бот), раздающий "автографы" в соцсети ("тебе с приветом от нейропоэта"). Реалистичность 3D в кино позволяют представить видеотрансляции таких звезд с концертами, которых небыло в реальности.

Почему так? А вот почему. Надо признать, что творчество в виде словоплетства - это не высшая какая-то функция высшего же существа. Когда нет цели, вернее цель - что-то выдавить из себя, то справляется с ней и машина. По стихам, приведенным по ссылке, видно, что смыслом они не обременены, в них нас интересуют только неожиданные, поэтому кажущиеся новыми для нас метафоры. Типа "колхозный ум". Но ни случайны. А в настоящем творчестве они далеко не случайны, а подчинены общей цели и идее произведения, реализуемой нетривиальным образом через аллюзии, метафоры, сюжет. Вот этого машина по прежнему не может. Например, написать рассказ с последовательным действием персонажей. Это и есть настоящее творчество.

Но, пример легкости, с которой нейросеть занимается словоплетством, а не сложным движением, показал, что построение движения к цели в новой ситуации - это гораздо более ложная задача. И решить ее удалось с трудом, с гораздо большими усилиями, чем создать нейропоэта, и не студентам МИФИ, и только в упрощенном виде (гугмобиль на дороге с разметкой). Робота с руками, ловко манипулирующего предметами, так и не создали еще. Почему бы это?
kant_mortal

Ухудшающий отбор - кризис культурной цивилизации?

Вот тут http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6226/ есть интересный абзац про ухудшающийся отбор как причину обмельчания культуры.Что в итоге, если вдуматься, может привести к торможению развития цивилизации - она зациклится "на среднем формате" без движения его вперед. Всегда существовала элита общества, которая пыталась удивить друг друга не попсой, а чем-то новым и необычным. У них было на это время - аристократы стремились занять его чем то интересным для ума (уровень образования обязывал). Но раньше именно она (аристократия) определяла тренд развития культуры, теперь - их бывшие слуги, которые и остались "слугами". Культура стала массовой. Массам "слуг" нужна не культура как собственное достижение, а эмоциональный досуг как общее развлечение. В результате мы имеет усреднение стандартов до такой степени, что ничего экстраординарного просто не прорывается среди этот массовый фильтр, если не подделается под попсу. Что мы можем получить в результате? Остановку культурного развития - культуру можно двигать к новым достижениям, только чуть опережая достигнутый уровень, но не повторяя его. Но элита, которая на это способна, уже не определяет тренд для издательств и киностудий. Мы видим сами, что индустрия независимого кино практически умерла - снять не массовое кино может себе позволить только режиссер, достигший успеха в массовом (и что он может после этого выдать независимого?).

Но по сути получается, что это не проблема социального устройства, а проблема big data как описано ниже в отрывке из статьи - мы вынуждены ориентироваться на рекламу, рейтинги (масс), чтобы что то найти, а издатели - на массовый спрос, чтобы что-то продать с прибылью. Так как от качества (!) стоимость никак не зависит. Тогда получается, что надо не культуру масс улучшать - она все равно останется массовой, то есть усредненной (есть ограничение - генетика), а разделять вкусы, выделяя в массовых отдельные интересы более культурных масс. Более культурные часто могут и платить больше, что мы видим по сегменту, где не сработал эффект массовости, а сохранился эффект элитарности - театр. Там просто пошли на увеличение стоимости билета. И это позволило даже в камерных театрах ставить совершенно необычные эксперименты. И Золотая маска - самый интересный конкурс для меня, например. В общем получается так - дайте мне кино дороже, но лучше, я куплю. И тогда на рынке возникнут киностудии по элитному кино (обычно недорогому в производстве). Для этого сам потребитель, то есть жаждущие чего-то не попсового, должны быть готовы заплатить больше и составить рекомендательное социальное сообщество, на которое как на свой рынок могло бы ориентироваться какое-нибудь издательство, киностудия, галерея. С чего начать?

Статья ниже.
Collapse )