Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

kant_mortal

Лики смерти

Смерть для семьянина, души компании - это прекращение общения с теми, кто ему близок, общением с кем он жил. Это как прощание на вокзале с родными. Слезы беспомощности подгоняемого проводником пассажира. Билет в одну сторону на поезд в никуда. Для него смерть - это тюремщик, заперший его в карцере без света, звуков, без людей. Его Я отражается в глазах его окружающих, и он теряет себя вместе с этим отражением в темноте карцера.

Для обывателя, прожигателя жизни в баре, под юбкой, перед телевизором, на концерте, смерть - это конец удовольствия. Прекращение переживаний означает для него отсутствие себя, ощущаемого как центра удовольствия. Смерть для него - это всесильный монах, заперший его в монастыре, где запрещено все, кроме одной и той же молитвы каждый день среди таких же скучных грешников.

Для творца, живущим яркими образами своих интуиций, смерть - это конец возможности выразить себя, когда кажется что есть еще что сказать. Без этого выражения для творца его Я не существует . Смерть для него - это злая мачеха, отнявшая все игрушки, скрипки и краски. И оставившего одного в чулане.

Для ученого смерть - это прекращение потока мыслей, прерывание работы по постройке очень сложного сооружения по смутных чертежам, когда каждый угаданный кирпич в его строении составляет радость. Но радость прекращается, когда дом кажется вот вот будет достроен. Смерть для него - безжалостный демон, в один миг разрушивший столь трепетно создаваемое на протяжении всей жизни строение мысли.

Но правда в том, что к смерти почти все мы подходим примерно в одном состоянии беспомощности и беспамятства в глубоком альцгеймере. И в нем различие жиголо и ученого уже не так велико, их собственное Я из-за потери памяти сужается до детского переживания обиды, осознания жизни только своего тела. Нет того объема сознающего Я творца или прожигателя, когда смерть наступает от старости, а не от неожиданного приступа в разгар пьянки или написания статьи в предутренней заре. Мы умираем гораздо раньше, чем умирает наше тело. Сначала умирает память, а вместе с ней скукоживается до точки наше Я, смерть которого не более чем смерть комара. А значит смерть наступает уже сейчас, когда вы читаете эти строчки и забываете о том, кто вы и зачем живете.
kant_mortal

Мы все не умрем

Все мы, кто читает и кто пишет строки тут, все мы исчезнем. Не умрем, а исчезнем. Потому что смерти нам не достигнуть - мы исчезнем на ее пороге. В смерти никто не жил. Значит смерти для нас нет. Даже агония - еще не смерть, умирающий не знает, чем она закончилась, он просто исптывает страх. Мы помним себя пока живем. Умирая, нас уже нет. Вспомнить о том, что ты умер, просто некому. Мы все не умираем. Мы просто закроем глаза. И никогда не узнаем о том, что произошло.

Кто умирает? Мое Я. Моя автобиографическая память. Личная летопись. Но она не может "умереть". Она просто прерывается, и мы не замечаем этой остановки. Просто не можем - Я уже нет с момента остановки записи. Летопись некому прочитать, вспомнить, что случилось. А в этом воспоминании и есть мое Я. Замечают смерть только другие. Из рассказов других о смерти других мы и знаем, что так происходит. И произойдет когда-то с нами. Но никто не может этого проверить на себе. Поэтому бессмысленно бояться смерти - ее просто нет для нас. Страх смерти — ничем не оправданный инстинкт. Он работает, только когда ты боишься упасть с высоты. Потому что страх может спасти. В надежде на спасение мы и боимся. Но конец жизни неминуем. И страх спасти не поможет отложить конец. Только мы не знаем, когда он действительно наступает. И на всякий случай боимся, смерти.